За словом — дело

Развели богадельню. В дореволюционном Златоусте нуждающимся помогали сообща

Demidovskaya_shkola
Демидовская церковно-приходская школа. Фото из архива Златоуста

Обычай скидываться на благое дело своими корнями уходит в царские времена. Уже тогда предприниматели города строили дома, чтобы устроить там школу, а общественность ходила на благотворительные спектакли детского убежища. Так в прошлом называли детдом

Традиции благотворительности начали складываться в городе Златоусте во второй половине 19-го века, одновременно с развитием предпринимательства. Торговцы и промышленники средней руки могли себе позволить жертвовать какие-то суммы денег не только на церковь, но также и на помощь нуждающимся. Каждая начальная школа имела своего попечителя, помогавшего материально. Купец 2-й гильдии Егор Григорьевич Пролубников являлся одним из крупнейших предпринимателей Златоуста. Он активно участвовал в общественной жизни города. Неоднократно избирался гласным уездного земского собрания и депутатом городской думы. Один срок являлся городским головой и председателем городской управы. Занимался благотворительностью. На собственные средства купил большой каменный дом в Закаменке, оборудовал его всем необходимым, и отдал под двухклассное женское церковно-приходское училище. Ежегодно проводил в школе ремонт и жертвовал значительные суммы на нужды школы.

Давали на пропитание

В дореволюционном Златоусте существовало несколько специальных общественных организаций, занимавшихся благотворительностью. Златоустовское общество попечения о бедных детях отвечало за детское убежище (так именовали в то время детский дом). В 1915 году в убежище воспитывались 9 мальчиков и 22 девочки. Для содержания приюта имелся основной капитал в ценных бумагах в размере 25 250 рублей. Годовые проценты с него составляли почти одну тысячу рублей. Операционный капитал, от 600 до 1 000 рублей, помещался в сберегательную кассу.

Jenskaya_shkola
Женская двухклассная церковно-приходская школа начала XX века. Фото из книги "Город Златоуст на фотографиях и почтовых открытках"

Стоимость движимого и недвижимого имущества детского убежища превышала 6 тысяч рублей. Ежегодно на содержание убежища по 300 рублей перечисляли городская дума и земство. Кроме этого, члены общества попечения о бедных детях сдавали на 130 рублей членских взносов. 33 рубля собирали сотрудники убежища. К этому добавлялось до 400 рублей пожертвований горожан. Регулярно проводились благотворительные спектакли самодеятельных театральных кружков, сбор от которых поступал в тот же фонд. В 1914 году он составил 63 рубля 76 копеек. Еще 1 093 рубля поступило от проведения благотворительной лотереи-аллегри. Это составило почти треть всех годовых расходов убежища.
До 1 тысячи рублей уходило на питание детей, 236 рублей — на приобретение одежды и обуви, 1 228 рублей — на жалованье смотрительнице и прочим служащим, 101 рубль 17 копеек — на прокорм и пастьбу коров, принадлежавших детскому убежищу. Почти в 20 рублей обходилось устройство елки для детей, и 23 рубля тратили на обучение детей рукоделию.

«На закате дней»

Богадельня (так в те времена назывались заведения, где содержались престарелые одинокие люди) в Златоусте была открыта 10 мая 1909 года. Она находилась в ведении церковно-приходского попечительства при Свято-Троицком Соборе. Принимались в богадельню престарелые люди без различия вероисповедания и пола, преимущественно из жителей Златоуста и окрестных селений. Непременным условием ставилось, что претендующие на место в богадельне не должны были иметь своего крова, быть беспомощными, и не иметь близких родственников. Это выяснялось с помощью тщательной проверки членами попечительства.

Belaya_akciya
Акция "Белого цветка" в Златоусте в 1912 году. Собирали средства на борьбу с эпидемией туберкулеза. Фото из архива города

Судя по отчету за 1914 год, в богадельне содержались 4 старика и 37 стариц, в возрасте от 41 года до 93 лет. Все они находились на полном обеспечении церковно-приходского попечительства. Нанятая прислуга готовила для призреваемых пищу, кипятила воду для чая и питья. Содержание одного человека, в том случае, если он не нуждался в уходе, обходилось попечительству в 12 рублей в месяц; если нуждался в постороннем уходе, то на 3 рубля больше. Надо отметить, что в тот период средний заработок рабочих составлял от 30 до 40 рублей. Тем, кто просился в богадельню, но, за неимением мест получал отказ, выдавалось единовременное пособие в размере 10 рублей и ежемесячно — от 2 до 3 рублей. Годовой бюджет богадельни составлял около 2 200 рублей. Пожертвования от частных лиц составляли в нем львиную долю — 1 475 рублей 38 копеек. От комитета по управлению кладбищем поступало еще 560 руб. По 100 рублей ежегодно вносили городская управа и уездное земство. Церковно-приходское попечительство выражало им глубокую признательность «За оказанное содействие, столь полезному и необходимому в наше время мероприятию, как призрение старцев, обреченных на закате своих дней на безотрадное скитание по чужим людям и на безысходную нужду».

Pereulok_1915
Тем, кто просился в богадельню, но, за неимением мест получал отказ, выдавалось единовременное и ежемесячное пособия. На фото — златоустовский переулок 1915 года. Источник: архив города

Любопытен социальный и национальный состав призреваемых. Среди местных обывателей и мещан в списке можно встретить дочь и вдову чиновника Бурилова и даже 64-летнюю дворянку А. П. Мицайко. Наряду с русскими в церковной православной богадельне жили немка-лютеранка Лариса Карловна Гольбах и мусульманин-башкир из деревни Камышинки Мухамед Абдул-Халик.

Юрий ОКУНЦОВ

Мы рады, что статья понравилась, и вы ее дочитали до последних строк!

Человек - это книга, не смейте судить о нём, если вы не дочитали до последней страницы, и даже тогда не смейте, если вы не дописали свою.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять