За словом — дело

Арсенал Шнейдеров. В Златоусте немцы занялись оружием

S_luteranskoy_kirhoy_pozadi

Десятилетия и века уходят безвозвратно, но оставляют свой след в семьях. Ветшающие бумаги, вещи, портреты тех, кто прошел жизнь раньше нас. Совсем другие лица, одежда и — судьбы, судьбы… Ключ к истории своей семьи нашел златоустовец. С немецкой бережливостью наш земляк хранит то, что помогает оглянуться назад, осмыслить прошлое и нести память дальше

По морям, по волнам

С 1991 года Владимир Артурович Шнейдер возглавляет Центр встреч российских немцев (ранее немецкий культурный Центр Златоуста). В то время еще был жив его отец. Вместе решили составить генеалогическое древо семьи. Но, увы и ах, местные краеведы не смогли помочь в восстановлении родословной.

— Тогда мне пришла идея обратиться к бургомистру города Золингена. Составить письмо помогли преподаватели специализированной школы № 10. Вскоре пришел ответ, подтверждающий, что, действительно, в начале XIX века несколько семей по контракту решили уехать в Россию,

— рассказывает Владимир Артурович

Златоустовец назвал в запросе несколько фамилий: Шнейдер, Вольферц, Эслингер, поэтому к ответу были приложены выписки из адресной книги и копии договоров, подписанных с инициатором создания Оружейной фабрики, а позже ее управляющим Э. Эверсманом. Он приглашал для подготовки российских специалистов мастеров Золингена, славящегося производством стали и оружия. Немцы обозначили свои условия, и каждый подписал договор сроком на пять лет.

Adresnaya_vypiska
Выписка из адресной книги Золингена об отъезде немецких мастеров в Россию, 1814 год

В начале мая 1814 года первая группа мастеров отправилась в незнакомые земли. В числе первопроходцев было 30 мужчин, 20 женщин и 36 детей. Они прибыли в Златоуст только в августе, преодолев путь по морю и рекам. От Уфы добирались на лошадях.
В их числе были и предки Владимира Артуровича: прапрапрадед Иоганн Шнайдер (Шнейдер в русской транскрипции) 30 лет от роду, его жена Мария 27 лет и их семилетний сын Даниель. Условия для переселенцев были неплохими. Дом с мезонином на две половины — в одной жил мастер, в другой — подмастерье. К дому полагались огород, пара коров и лошадь — все от завода. Позже немецкая община обрела свою школу, клуб и две церкви — католическую и протестантскую. Браки заключались строго среди своих. Забегая вперед, скажем, что после революции немцы стали опасаться говорить на родном языке.

Кирасы, пушки и клинки

— Сейчас больше внимания обращают на граверов, но они расписывают уже готовое изделие. Тот же клинок сначала надо отковать, закалить, заточить, отполировать, сделать эфес, только потом украшать,

— справедливо замечает Владимир Шнейдер

Его предки не были художниками. По сохранившимся скупым сведениям Иоганн Шнейдер занимался ковкой клинков. Когда умер и где похоронен, неизвестно.
Больше известно о его сыне Даниеле, поскольку сохранился казенный послужной формуляр. На Оружейной фабрике он был сначала подмастерьем, затем занимался штамбовкой кирас — до революции они были принадлежностью парадной формы гвардейцев тяжелой кавалерии. Златоустовская фабрика белого оружия зарекомендовала себя с лучшей стороны. Ее клинки завоевали всемирную славу.
Данила Иванович — на русский манер — заведовал и сталелитейными горнами. В то время возглавлял Оружейную фабрику штабс-капитан П. М. Обухов. Под его руководством отливались первые отечественные стальные пушки. За успешную работу штабс-капитана повысили в звании, а Данилу Шнейдера в числе немногих мастеров наградили серебряной медалью «За усердие».

Shneyder_VL
Владимир Леонгардович Шнейдер — дед Владимира Артуровича. Фото 1897 года

Даниель Шнейдер работал на Оружейной фабрике до 1866 года. Умер в возрасте 59 лет — дало себя знать вредное производство. Вдова — урожденная Элеонора Ибах — собрала семейный совет, на котором было решено остаться в России. Было подано прошение на имя государя-императора о присвоении российского гражданства. С тех пор Шнейдеры стали российскими подданными.
По сведениям краеведа заведующего отделом истории Златоустовского краеведческого музея Юрия Окунцова, к концу XIX века значительная часть потомков немецких оружейников выехала из Златоуста, и их община сократилась до 157 человек. Однако позже сюда перебрались немцы из других регионов России, и их численность к 1913 году достигла тысячи.
Леонгард — сын Даниеля, окончив училище, тоже поступил на Оружейную фабрику. Сначала, как водится, ходил в подмастерьях, потом стал мастером. Работал и в ковочном, и в клинковом отделениях. Но дольше всего трудился на полировальном участке. Его безупречный труд был отмечен серебряными часами Павла Буре от императора Николая 2-го, посетившего Златоуст для освящения двух полков, отправлявшихся на русско-японскую войну.

На этом поставим сегодня многоточие. В ближайшей публикации расскажем о трагических страницах в семье Шнейдеров. Репрессии 30-х годов не обошли этот род стороной. Тяжело пришлось и в военные годы. О том, как отец, записавшийся добровольцем, вдруг стал заключенным — в завершении материала о златоустовских немцах.

Наталья БАРЫШЕВА
Фото из семейного архива Шнейдеров

Мы рады, что статья понравилась, и вы ее дочитали до последних строк!

Человек - это книга, не смейте судить о нём, если вы не дочитали до последней страницы, и даже тогда не смейте, если вы не дописали свою.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять