За словом — дело

Философия — не наука. В Златоусте московский гость перевернул сознание

Abstrakciya_filosofii
Фото proza.ru

Философские измышления в одном ряду с литературой, искусствоведением и архитектурой. Философ, готовый на сей счет спорить со своими коллегами, научил жителей крылатого коня искать практическую пользу в отвлеченных, казалось бы, понятиях

Философ, профессор и член Российской академии естественных наук Георгий Дергачев во время недавней встречи с общественностью распространял свое учение в Златоусте по приглашению епархии РПЦ и комбината «Магнезит». Но главное — другое. Ученый рассказал про отсутствие единой философской системы. Автор сайта kialim.press готов с ним спорить.
Утверждая, возмутитель спокойствия говорит про отдельные направления и школы, которые заметно отличаются друг от друга. Так же, настаивает он, в литературе и живописи — есть только отдельные художники со своим взглядом на мир и творческим подходом, а не единое абстрактное понятие.
Кажется, с этим сложно согласиться. Даже если посмотреть на естественные науки, такие как физика, химия, биология, медицина, существование которых, думается, ни у кого не вызывает сомнения, окажется, что в каждой из них существуют разные школы и системы взглядов на один и тот же вопрос, со своими аргументами в поддержку и доказательствами истинности.
К примеру, в медицине извечный спор между приверженцами оперативного и консервативного методов лечения, или полостных и лапароскопических видов операций. Биологи до сих пор строят теории о происхождении жизни на земле, а физики спорят о природе и свойствах черных дыр или темной материи. Единообразие и отсутствие плюрализма мнений в любой области знаний ведет к застою.
В конце концов, вспомним Даниила Гранина с его рассказом «Дом на Фонтанке». Там автор устами своего героя, представляется, высказал неопровержимое: наука — то, что можно опровергнуть. Покуда остается в изучаемом предмете хоть капелька дискуссионных тем, значит, следуя обратной «теореме», это и есть наука. Кто не согласен?

Истина по алгоритму

Поиск истины — непрерывный процесс. Так говорит Георгий Дергачев, и в этом он не одинок. Впрочем, и прав тоже. От себя отметим: как в естественных науках возникают новые теории, проводятся исследования и делаются выводы на основе полученных знаний, так же в искусстве и литературе происходит развитие. Импрессионистов в свое время не допустили в парижский салон, и они создали свой «салон отверженных», который пользовался куда большей популярностью. Русский авангард, было время, критиковали (вплоть до гонений), а теперь это визитная карточка отечественного искусства.

Dergachev
Убедить окружающих в своих воззрениях Георгий Дергачев приехал в Златоуст

Точно так же и в философии. Появление в середине XX века двух господствующих традиций — аналитической и континентальной — свидетельствует о развитии науки, ее ответе на вызовы современного общества.
Более того, само научное познание активно использует философию для своего развития. Именно поэтому появилась новая область осмысления бытующего — философия науки. У нее статус исторического социокультурного знания независимо от того, ориентируется ли дисциплина на изучение естествознания или социально-гуманитарных наук. Философа науки интересует научный поиск, «алгоритм открытия», динамика развития научного знания, методы исследовательской деятельности.
Если основная цель науки — получение истины, то философия науки является одной из важнейших для человечества областей применения его интеллекта, в рамках которой ведется обсуждение вопроса «как возможно достижение истины?».

Идеология раздавит критику

Для кого-то ответом на этот вопрос, говорит Дергачев, является создание единой идеологии, в рамках которого будет происходить развитие целого государства. Георгий Борисович сетует на законодательный запрет господствующей идеологии, который закреплен в 13-й статье Конституции. По его словам, «без идеологии нет будущего», но учитывая, что любая идеология в своей основе имеет некую философию, возникает задача поисков критериев истины. Иначе велик риск совершить ошибку, как, например, произошло в Германии в 30-х годах XX века.
Но и здесь все не бесспорно. Заметим, что наиболее емко об опасности и деструктивном характере идеологии высказался Карл Поппер. Он утверждал, что поскольку процесс накопления человеческого знания непредсказуем, то теории идеального государственного управления принципиально не существует. Следовательно, политическая система должна быть достаточно гибкой, чтобы правительство могло плавно менять свою политику.
В силу этого общество должно быть открыто для множества точек зрения и культур, то есть обладать признаками плюрализма и мультикультурализма. Очевидно, что в рамках более-менее очерченной государственной идеологии, обязательной для всех, реализовать эти критерии невозможно. Еще сложнее дела обстоят с сохранением критического мышления в данных условиях.

Obshchestvennost
О философии и науке собрались поговорить в духовном центре златоустовской епархии

С развитием просвещения отделение от идеологии стало составной частью научного подхода. В отличие от идеологии и веры, наука стремится оставаться нейтральной и свободной от нормативных высказываний. Действительность ее гипотез и теорий подтверждается эмпирическим путем с помощью фактов и опыта, а не навязывания «истины» сверху.

Артем СИВЦОВ
Фото автора

Мы рады, что статья понравилась, и вы ее дочитали до последних строк!

Человек - это книга, не смейте судить о нём, если вы не дочитали до последней страницы, и даже тогда не смейте, если вы не дописали свою.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять