За словом — дело

В другой жизни. Военным из Златоуста исправили биографии

Kniga

Краевед за долгие годы изучения архивных данных пришел к выводу о том, что цифры советских потерь в годы войны завышены. Это можно увидеть на конкретных примерах и статистически подсчитать

Родились дважды

Война есть война. Были убитые, пропавшие без вести, умершие от ран; были вернувшиеся с войны живыми. Но бывало и так: похоронки дома получат, и слезы все выплачут, а, глядь, им письмо пришло — жив и здоров. Или в дверь дома раздастся стук: встречайте! Причин было много. Кончился бой, посчитали бойцов: кто есть, кого нет. Есть — значит, живой. Раз нет — погиб или пропал без вести, и ушла домой похоронка. А его, оказывается, ранили, санитары с поля боя вынесли и в госпиталь отправили. Но из госпиталя в часть не сообщили. Солдат вылечился, и направили его воевать, как это часто случалось, в другую воинскую часть. Или получил он отпуск домой для поправки здоровья. Подлечился. Прошел медицинскую комиссию, призвали его во второй раз. Бывало и так. Попал воин в плен, сбежал и продолжал воевать, а похоронка-то со словами «пропал без вести» успела уйти домой. Получалось: о погибшем солдате сообщили «наверх», там его в список потерь включили и к общей сумме погибших приплюсовали. А о том, что солдат остался живой, никуда не сообщали. Такое нередко происходило и с жителями Златоуста, ушедшими на фронт. О конкретных историях и судьбах людей, «погибших» по документам, но все-таки сумевших вернуться домой, рассказал историк, краевед, Почетный гражданин Златоуста и главный редактор-составитель златоустовской Книги Памяти Федор Николаевич Яблонский.

Казус Солодкова

В документах златоустовского горвоенкомата читаем, сообщил Федор Николаевич, о том, что Георгий Александрович Солодков, 1924 года рождения, ушел на фронт 21 августа 1942 года. 9 апреля 1943 года в военкомате получили сообщение, что он погиб 15 февраля 1943 года, а в графе «Кому вручено извещение» записано: «Жив, пишет письма. Жив, состоит на учете. 24 ноября 1959». Но в 1992 году получаем данные из министерства обороны, утверждающие, что Георгий Александрович Солодков погиб 15 февраля 1943 года и захоронен в Ленинградской области в поселке Синявино.

Вот и верь после этого тому, что написано. Кроме того, как мог Г. А. Солодков быть захороненным в поселке Синявино, если он на день гибели находился в руках врага?! В Книгу Памяти Златоуста Солодков занесен как живой. Дату смерти установить не удалось, ибо он, очевидно, после 1959 года выехал из города.

Потери не в счет

В 1995 году была опубликована цифра потерь советских Вооруженных сил в годы войны — 8,7 миллиона человек. Выверяли все долго, считали, сравнивали. Но сразу у нас возник вопрос: а верна ли она? Несколько лет назад, начиная эти заметки, я написал: «Мне думается, нет, не верна!». Сегодня я имею право изменить одно слово и сказать: «Я утверждаю, что она не верна, она завышена!»

Первое. Обрабатывая полученную информацию о солдатских судьбах, мы столкнулись с такими фактами, что кое-кто был призван златоустовским горвоенкоматом после своей «гибели».

Второе. Выявляя солдат, вернувшихся с войны инвалидами, мы обнаружили, что часть из них тоже числится погибшими. Вот примеры.

Владимир Григорьевич Врагов, 1923 года рождения, «погиб 19 сентября 1942 года, место захоронения не установлено». А он вернулся домой инвалидом Великой Отечественной войны. 

Гайфулла Ахмедьянов, 1924 года рождения, призван 16 июня 1943 года, «погиб, захоронен в Псковской области, г. Новоржев». Он пришел домой инвалидом Великой Отечественной войны и умер в Златоусте 25 декабря 1972 года.

Третье. Мы решили установить солдатам дату смерти после войны. Обратились к документам загса и стали проверять всех: и тех, кто живым вернулся, и тех, кто погиб. Результат оказался неожиданным.

Василий Иванович Иванов, 1924 года рождения, был призван 1 сентября 1943 года, старший сержант, по данным министерства обороны, он погиб в Германии и похоронен в городе Вельтен. А он умер в Златоусте 10 июня 1972 года.

Николай Степанович Зуев, 1909 года рождения, ушел на фронт 26 ноября 1942 года. Согласно извещению, погиб 22 июля 1944 года и захоронен на Украине, в Львовской области, Золочевском районе, селе Вороняки, а он умер в Златоусте 21 декабря 1972 г.

На нашей улице праздник

Разные бывают случаи. Есть у меня сосед в коллективном саду Виктор Николаевич Аникеев. Что он воевал — знаю, и вот, вчитываясь в списки, нахожу, что Виктор Николаевич «умер от ран 17 июня 1945 года в городе Харькове». Выходит, что вот уже более 60 лет я здороваюсь с «погибшим». Или: Иван Павлович Глухов, 1909 года рождения, ушел на фронт 2 июля 1941 года и «погиб 6 ноября 1942 года, захоронение не установлено». Но я ведь знал хорошо Ивана Павловича Глухова в 60-е годы. Знали его и на заводе имени В. И. Ленина. Выяснилось, что он вернулся домой 15 ноября 1945 года и умер в Златоусте 17 мая 1975 г. Или вдруг в списках обнаруживаю Дмитрия Максимовича Чудинова. Знаю, что 7 августа 1942 года он, первый тысячник завода имени В. И. Ленина, ушел на фронт, что после победы вернулся домой на свой завод, работал, вышел на пенсию и умер 15 июля 1996 г. А дома, оказывается, получали извещение, что Дмитрий Максимович Чудинов в феврале 1943 года пропал без вести.

В списках не значится

Четвертое. Когда мы стали сверять списки демобилизованных по Сталинскому райвоенкомату Златоуста, то опять нашли солдат, семьи которых получали похоронки. Николай Васильевич Власов, 1916 года рождения, призван 16 октября 1941 года, погиб 11 февраля 1944 г. и захоронен на Украине. Но он 14 ноября 1945 года пришел домой,а умер в Златоусте 5 февраля 1985 г.

Петр Тихонович Недоговоров, 1908 года рождения, призван 24 февраля 1941 года, погиб 10 ноября 1941 года и захоронен в Краснодарском крае на Анапском мысу. Вернулся в Златоуст 20 декабря 1945 года.

И еще один яркий пример. Михаил Васильевич Колунтаев. Он, не дотянув полгода до 19 лет, 1 мая 1942 года ушел в учебный танковый корпус, который дислоцировался в Челябинске. Вместе с ним в одной команде ушли 11 человек, трое из них не вернулись домой. А Михаил Васильевич Колунтаев, гвардии старший сержант, «сгорел в танке» 22 июля 1943 г. на Украине в Донецкой области при штурме одной из высот (там, на памятнике, среди имен погибших имеется и его имя).

И ушла в Златоуст похоронка, в которой сообщалось, что М. В. Колунтаев убит. Похоронка пришла в горвоенкомат, 30 августа ее вручили семье. А его, успевшего раненым выскочить из танка, подобрали санитары и отправили госпиталь. Танкистам об этом не сказали, и те решили, что он сгорел в танке.

Но Михаил Васильевич отлежался в госпитале и продолжал воевать, только уже в пехоте. После войны зашел в горвоенкомат и попросил убрать запись о гибели. Вычеркнули и написали: «Жив, 24 ноября 1959 г.». Такие же отметки стоят и против фамилий В. Н. Баранова Е. В. Жандарова, Г. А Солодкова. Это значит, что горвоенкомат направил министерство обороны информацию о том, что эти солдаты остались живы, но на них не обратили внимания, не вычеркнули эти фамилии из списка погибших, и они по-прежнему числятся погибшими и в списках, и по статистике.

Создатели Книги памяти и гости в Краеведческом музее

«Погибшие» вернулись домой

Но это еще не все. В информации министерства обороны мы встречаемся с интересными для раздумья фактами, когда один и тот же солдат погибал 2-3 раза. По статистике это уже двое, трое погибших.

К примеру, Порфирий Ефимович Семенов, 1910 года рождения, живший на улице Вагонной, 30, 1 декабря 1941 года ушел на фронт в составе 171-й стрелковой дивизии, которая формировалась в Златоусте. 22 мая 1942 года он «погиб» в Валдайском районе Новгородской области. Второй раз младший сержант П. Е. Семенов погиб 28 августа 1944 года. Человек-то один погиб, а по статистике — двое.

А вот Иван Осипович Матвеев первый раз «погибал» в декабре 1942 года, остался живой. В марте 1943 года «пропал он без вести». Но всем смертям назло И. О. Матвеев вернулся домой и умер в родном доме в 1959 году.

Сейчас в златоустовской Книге Памяти есть имена порядка пятисот «погибших» златоустовцев, которые живыми вернулись домой. Это составляет около 7 процентов от общего числа погибших.

6 мая 2022 года в Городском краеведческом музее состоялась презентация второго издания златоустовской Книги Памяти, которая состоит теперь уже из 5 томов. В расширенном и дополненном издании содержатся, в том числе, имена златоустовцев, которые по документам были признаны погибшими, но все-таки вернулись домой

Артем СИВЦОВ

Мы рады, что статья понравилась, и вы ее дочитали до последних строк!

Человек - это книга, не смейте судить о нём, если вы не дочитали до последней страницы, и даже тогда не смейте, если вы не дописали свою.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять